«Продавец «Пантеры» умирал у нас дома, а СОБРовцы думали, мы террористы, боялись впустить врачей»