Участковый нашёл избитую девочку в шкафу. Родители сбросились с вышки

Участковый нашёл избитую девочку в шкафу. Родители сбросились с вышки

На фото: Владимир и Асель залезли на колесо вышки, которое на высоте примерно 70 метров. От падения их спасали перила, но они намеренно перешагивали их. || Фото редакции «Д»


Девочка поблагодарила участкового Казбека за то, что забрал ее, как она сказала, от плохих родителей и заботится о ней. || Кадр из видео 1 канала

Владимир и Асель залезли на колесо вышки, которое на высоте примерно 70 метров. От падения их спасали перила, но они намеренно перешагивали их. || Фото редакции «Д»


Молодую пару отказаться от суицида просили полицейские, сотрудники ДЧС, акимата, родные и соседи. Тщетно. || Фото редакции «Д»

Трагедия развернулась в пригородном Курайлы. Отец и мачеха 7-летней девочки жестоко избивали ребёнка, морили голодом. После того как ребёнка забрали в больницу полицейские, они поднялись на заброшенную вышку и покончили жизнь самоубийством.

15 мая в Курайлы мужчина и женщина забрались на вышку и грозились спрыгнуть с нее.

Как стало известно, с прошлого года 38-летний Владимир Шустер и 32-летняя Асель Дюсенбаева стали жить вместе. У женщины был 3-летний сын, у мужчины – 7-летняя дочь Кристина. Мать Кристины в свое время отказалась от ребенка, девочка жила в детдоме. В 2012 году Владимир забрал дочь и 4 года воспитывал ее один.

– 1 сентября Кристина пошла в школу, она была так красива, прям была видна женская рука: девочка была в красивом платье, хвостик ей сделали на волосах. Сама Кристина всегда была общительной, веселой девочкой, она называла Асель и говорила, что мама купила то, мама купила это, – вспоминала соседка и подчеркнула: – Но потом Асель словно подменили, она перестала общаться с соседями, не выпускала ребенка на улицу. Девочка стала замкнутой. А потом и вовсе исчезла. Спрашиваем у Асель: где Кристина? Она отвечает: она наказана. Потом сын Асели сказал, что Кристина в углу. Мы вызвали участкового.

Владимир и Асель ответили участковому, что ребенок у родных.

– Однако позже отец Кристины признался, что она дома, в шкафу. Мы вытащили ее из шкафа, девочка была сильно избита. Ее отвезли в детскую больницу, – рассказывает участковый инспектор Казбек Адайбаев.

В областной детской больнице у ребенка обнаружили закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, множественные гематомы тела.

– Эти травмы могут дать эпилепсию или внутричерепное давление. Над этим нужно поработать врачу-невропатологу, – отметил врач-нейрохирург Самат Кокшибаев.

Сама девочка в беседе с журналистами рассказала о пережитом шоке.

– Когда приехала полиция, они меня спрятали в шкафу и сказали тихо сидеть. Я тихо сидела. Они наврали полиции, что я в городе у сестры. Я боялась сильно. Когда в школу ходила, она говорила: если пожалуюсь, будет хуже. Били меня ремнем и руками. Били просто так. И папа, и мама били. Я давно хотела уйти оттуда. Я хотела жить с тетей или с тем, кто будет меня уважать, – подавленным голосом сказала избитая девочка.

– А правда, что тебя не кормили?

– Когда сожительницы еще не было, папа пил и бывало не кормил.

В итоге в отношении отца и мачехи завели дело по статье «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». С них взяли подписку о невыезде. После этого, по словам жителей Курайлы, Владимир и Асель выпили и залезли на заброшенную вышку в поселке. Приблизившись к ре­трансляционной вышке, корреспонденты «Диапазона» увидели, как полицейские встревоженно глядели на вершину вышки и махали рукой. С вершины слышались истеричные крики.

Возле вышки скопились сотрудники экстренных служб. Отказаться от самоубийства молодую пару просили полицейские, сотрудники службы по ЧС и акимата, а также родственники и соседи.

– Володь, ну успокойся, ты же мужчина, ладно она – женщина. Володь, давай, сейчас двое ребят поднимутся, они просто будут стоять рядом с вами. Володь, не стоит этого делать, – пытались уговорить мужчину не совершать суицид.

– Не-е-е-т! Как только кто-либо подойдет к выш­ке, мы прыгаем! – кричал Володя.

Все уговоры полицейских, психологов, представителей акимата, родных и соседей пары оказались тщетными. Владимир и Асель спрыгнули в 17:40 и разбились насмерть.

За минуту до смерти

– Как только услышала, побежала, думала хоть чем-то могу помочь. Когда я пришла, они уже были там, на верху башни, и никого не слушали. Они не разрешали никому к этой вышке подходить. Ни спасателям, ни полиции, никому. Даже маму не подпустили, мама Асели хотела подойти, упрашивала и плакала. Они залезли на высоту метров 70. Чтобы подняться на вышку, есть ступеньки, площадки. И они на этой площадке стояли, на первом уровне. Когда я пришла, все уже были там, мы пытались разговаривать. Я вначале пробовала докричаться, но это было очень тяжело. У полиции был громкоговоритель, я через него говорила. Я слышала от них выкрики: «Зачем вы газету вызвали? Зачем телевидение вызвали? Зачем вы нас позорите?». Они спрашивали: «С нами ничего не будет? Вы поможете разобраться с ситуацией?» Им говорили, что помогут, – цитирует слова акима Курайлинского сельского округа Макпал Турмагамбетовой Tengrinews.

– Они вначале за перилами были, то есть они готовы были выпрыгнуть. После разговора со мной немного успокоились, через перила перешагнули и в безопасную зону отошли. Но в какой-то момент они там наверху поругались, отголоски до нас доносились. Там есть специальные канаты защитные. Они за них ухватились, сначала он, потом она, и затем просто отпустили руки и все, – вспоминает сельский аким.

Женщина рассказывает, что Владимир Шустер и Асель Дюсенбаева с детства жили в Курайлы.

– Они из нормальной семьи, нормальные родители. Шустер воспитывался у бабушки с дедушкой. Асель то же самое. Они из одного дома, жили по соседству. Они не употребляли наркотики, я не замечала. Но сейчас боюсь уже что-либо утверждать. Секту тоже не посещали. Асель знаю со школы. Нормальная девочка была, приветливая. Ну, может, в них что-то надломилось, а никто не заметил этого. А Вовка наш, мы его Шустик называли, переболел туберкулезом, но уже вылечился. Он хорошо работал, я не замечала, чтобы он пил, всегда за рулем. Сказать что-либо плохое не могу, – сказала Макпал Турмагамбетова.

У погибшего мужчины осталась дочь Кристина, а у женщины – 3-летний сын. Кроме того, погибшая была беременна.

Что касается дочери Владимира и сына Асель, то Саяна к себе возьмет его бабушка, мама Асель. Кристину на днях должны выписать из больницы, она отправится к тете, сестре Владимира.

– Для нашей семьи Кристина не чужой человек, она до появления Асель часто приходила к нам в гости, ее любят мои дети, и муж не против, если мы возьмем ее под опеку, – рассказывает Алена Шустер.

Сестра покойного Владимира до сих пор не верит, что в его семье могли так жестоко обращаться с ребенком. Также Алена рассказывает, что Кристина после госпитализации в больницу не спрашивает об отце и мачехе.

Интересная новость? 0 Добавить в закладки
Материалы по теме:
рассказать о новости:
В Мой Мир Вконтакте Класс!
добавить комментарий

Уважаемые пользователи! Оставляя комментарии, проявляйте уважение и толерантность к мнению других посетителей. Просим вас избегать сообщений, приводящих к разжиганию конфликтов, расистских высказываний, оскорблений, провокаций и дискуссий, не относящихся к теме статьи. Ссылки на сторонние ресурсы в комментариях запрещены. Такие сообщения будут удаляться, а их авторы будут забанены.

Все комментарии (2):
Сортировать:
фото пользователя ферзя
ферзя
В этой истории очень жалко детей. Им теперь с этим жить, хоть их вины тут нет. Надеюсь родственники сделают все возможное, чтоб эта рана зажила. А с погибшими не чего не понятно. Ощущается что где то что то подломилось и не кто не пришел на помощь. А вот что надломилось и почему? Даже предположить не могу. Может быть было много равнодушия и мало сострадания. И лишь в последний момент случаем вмешались полицейские и учителя. Но как видно было поздно. 
21.05.2017, 13:46
фото пользователя sabrina
sabrina

Именно так! СМИ, обычно, преподносят нам только вершину айсберга - т.е. мы видим только результат! Что его вызвало - нам неведомо. Причины знали только эти двое. Однако я позволю себе предположить, что с девочкой были проблемы. Писали, что она из детдома, мужчина взял над ней опекунство. Возможно, были серьёзные трудности, которые неподготовленному человеку, даже с крепкой нервной системой, было непросто выдержать . . Разумеется, ничто не может оправдать побои, но для того, чтобы предотвратить недопустимые методы воспитания, разве у нас не существуют различные службы, в чьи функции входит помощь семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию?

21.05.2017, 14:22
Loading...